Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Как царь-рыба пережила зимовку

28.05.2015

Общественно политическая газета «Красный Север» публикует материал по вопросу запрета на добычу муксуна и нельмы в реках ЯНАО, ХМАО и Томской области.

Стал ли мораторий панацеей для сиговых? Об этом «КС» спросил у одного из инициаторов документа, начальника отдела эколого-сырьевых исследований Госрыбцентра из Тюмени Андрея Матковского.

Специалист считает, что пока рано говорить о значительном приросте муксуна.

– Готовится научная экспедиция в постоянный пункт мониторинга в районе Салемала и Аксарки, – сообщил он. – В течение месяца будут делать замеры на этом участке Оби. Тогда появятся свежие данные, что происходит с муксуном и другими биоресурсами.

Последние три года эксперты фиксировали катастрофическое снижение популяции ямальской царь-рыбы. Как отметил собеседник, входящий в комиссию по редким и исчезающим видам животных Тюменской области, для нормального воспроизводства муксуна численность нерестового стада должна составлять не менее трехсот тонн. Но в прошлом году насчитали лишь около девяноста… «Разница огромная и критическая, запрет – единственный выход», – уверен ученый.

ОТ ЗАПРЕТА – К ЗАПОВЕДНИКУ

На различных уровнях власти не раз звучало, что, продвигаясь в промышленном освоении Арктики нельзя забывать об экологической безопасности. Это касается и водных биоресурсов.

По словам Андрея Матковского, участок Обской губы, где нерестятся сиговые, находится в районе нефтегазовых разработок.

– Риск экологических бед здесь велик, – уверен кандидат биологических наук. – В случае серьезной ЧС, планы по искусственному воспроизводству окажутся на грани срыва. Могут пропасть места зимовки, так как все сиги и осетровые до полового созревания проводят на небольшом участке – эстуарии, устье реки неподалеку от Карского моря. Там пресноводная зона и благоприятный кислородный режим. Их необходимо беречь. Иначе заводы по воспроизводству молоди уже не помогут. Ей негде будет перезимовать. И придется переходить на полноцикловое выращивание товарной рыбы. А это нерационально, поскольку Обский бассейн, богатый кормовыми ресурсами, содержит огромную рыбную популяцию. Не один завод не вырастит столько...

Выход ученый видит в создании на Ямале рыбохозяйственной заповедной зоны. Этот вопрос обсуждается с Росрыболовством на уровне правительства округа.

Еще один способ – создание заводов по воспроизводству. Но не только в Арктическом регионе, но и в Томской области. Именно там формируются нерестовые стада.

– Важно, чтобы эти предприятия имели собственное маточное стадо, так как рассчитывать на естественную популяцию всё сложнее, – заключает Матковский.

А ЧТО НА ПРИЛАВКАХ?

В то же время одной из главных напастей для ямальского «живого серебра» остается браконьерство. На прилавках, как местных, так и тюменских, лежит муксун: свежий, соленый, копченый. Откуда рыбка? Ведь обского не то что ловить, но и продавать нельзя.

– Кто-то говорит, что муксун канадский. Но запомните, в этой североамериканской стране его нет, а есть только сиг – это разная рыба, что бы не писали в накладных, – подчеркнул представитель Госрыбцентра. – Чаще стали отвечать, что муксун, мол, енисейский, из Якутии. Чтобы определить, откуда всё-таки рыба, и привлечь к ответственности за незаконную торговлю, нужны генетические маркеры для экспертизы. А эти затраты пока не финансируются…

Еще четыре года назад на научном рыбопромысловом совете в Тюмени привели говорящие цифры: не менее тысячи тонн рыбы – ежегодный незаконный улов на Ямале.

Муксуна с тех пор попадается меньше и в браконьерские сети, но он не исчезает из них совсем. Например, в конце прошлого года полицейские Лабытнанги изъяли более тонны царь-рыбы без какой-либо товарно-транспортной документации. По информации заместителя начальника полиции УМВД России по ЯНАО Нурлана Кабдрашова, в первом квартале текущего года в автономном округе обнаружено более 17 тонн добытой незаконно рыбы различного вида. В том числе более трех тонн осетра, более тонны нельмы и столько же муксуна, щокура – более двух тонн. Ущерб превысил шесть миллионов рублей.

77 тонн - последний объем квоты на муксуна в начале 2014 года, перед мораторием. В 2008 году этот показатель был в восемь с лишним раз выше – 648 тонн.

ОСТРЫЙ УГОЛ

Муксуну на полку рано…

Среди вариантов спасения «обского страдальца» предлагалось и внесение его в российскую Красную книгу. Это решит проблему самого вида?

– Парадокс в том, что «краснокнижники», по крайней мере, из водных биоресурсов, предоставлены сами себе, – считает Андрей Матковский. – Пока вид на грани исчезновения, Росрыболовство выделяет средства на воспроизводство. Но стоит ему попасть под крыло Минприроды, восстановлением больше никто не занимается.

Обратную процедуру – вернуть вид из книги – осуществить, по мнению собеседника, очень сложно. Это может обернуться нескончаемым мораторием на добычу.

Чтобы прояснить ситуацию, «КС» обратился в Министерство природных ресурсов и экологии России.

В пресс-службе ведомства считают, что Красная книга – наиболее эффективный инструмент по охране исчезающих животных и растений в стране. Ее значение, образно говоря, не в том, чтобы стоять на полке. Это список охраняемых видов в рамках Административного и Уголовного кодексов РФ.

– Наказание за незаконный лов муксуна может быть жестким, вплоть до тюремного заключения, – подчеркнула представитель Минприроды Алина Епишкина.

Примеры же восстановления популяции после попадания на заповедные страницы имеются, заверила специалист. И назвала гималайского медведя.

Этот косолапый, как пишут дальневосточные СМИ, лишился краснокнижного статуса, полученного в 1983 году, 18 лет назад. С тех пор на него интенсивно охотятся, в том числе браконьеры. Ученые и охотоведы снова бьют тревогу и просят взять «гималайца» под защиту...

АКЦЕНТЫ

В порту ловить нечего

Как чувствует себя рыба в районе Сабетты?

Тому, как ТЭК старается минимизировать ущерб арктической природе, было посвящено немало дискуссий на международном форуме «Ямал Нефтегаз-2015», прошедшем в Салехарде на прошлой неделе. Экологи, ученые говорили о том, что наука глаз не спускает с крупных строек Ямала, включая район морского порта, экологическое состояние территории мониторится регулярно.

Общественников, на сессии «Право голоса» выразивших беспокойство о судьбе рыбы в районе Сабетты, успокоила руководитель по социальным вопросам «Ямал СПГ» Яна Дордина.

Она подчеркнула, что рядом с поселком, у западного берега Обской губы, никогда не было рыболовного промысла. Что касается рек и озер на лицензионном участке Южно-Тамбейского месторождения, там для рыбаков созданы все условия. «Рыба есть, всё в порядке», – заверила представитель компании.

 

ДЕТАЛИ

Новое поколение ждут через год

Рыбоводный завод для выращивания молоди сиговых в Харпе должны достроить в этом году.

Как напомнил заместитель директора департамента АПК, торговли и продовольствия ЯНАО Вячеслав Жедулёв, проект финансируется окружным правительством и ОАО «НОВАТЭК».

Мощность производства рассчитана на 100 миллионов мальков в год. В том числе 60 процентов пеляди, по двадцать – чира и муксуна. Первое поголовье искусственно выращенной рыбы ожидается в 2016 году.

– Аналогов будущему заводу в России нет. Каких-либо задержек в работе, а значит, и сдачи объекта быть не должно, – считает чиновник. – В планах правительства региона – построить еще четыре завода. Так, планируемая мощность Красноселькупского рыбоводного завода составит около 70 миллионов молоди в год. Мощности появятся не только в Обском бассейне, необходимо пополнять рыбные запасы и в других ямальских реках, к примеру, Пур и Таз.

Источник: http://ks-yanao.ru/ekonomika/529-agroprom/33206-как-царь-рыба-пережила-зимовку



Возврат к списку